Чужой приговор как преюдиция в арбитражном споре

Сегодня мы постараемся раскрыть тему: "Чужой приговор как преюдиция в арбитражном споре". Уточнить актуальность информации на 2020 год, а также задать интересующие вопросы вы можете дежурному юрисконсульту.

Преюдиция: законность против эффективности

Материал для подписчиков издания «ЭЖ-Юрист». Для оформления подписки на электронную версию издания перейдите по ссылке.

ЭЖ-Юрист

Российская правовая газета, издается с 1998 года. Освещает новости законодательства, практику применения законов и нормативных актов, судебную практику по различным отраслям права, предлагает аналитику наиболее актуальных вопросов правоприменения, отвечает на вопросы читателей.

Периодичность выхода: еженедельно, 50 номеров в год. Объем: 16 полос.

Преюдиция в арбитражном процессе

Преюдиция в арбитражном процессе

Преюдиция — это просто как для суда, так и для участников процесса. Суть преюдиции в следующем: суд не проверяет и освобождает от доказывания фактов, которые были установлены вступившим в законную силу судебным актом. Таким судебным актом может быть решение арбитражного суда, решение суда общей юрисдикции и даже приговор суда.

В случае, когда вы с процессуальными оппонентами встречаетесь неоднократно в различных судебных процессах, то скорее рано, чем поздно, но вы будете вынуждены оперировать ч.2 ст.69 АПК РФ. Преюдиция.

Ранее установленные обстоятельства не будут доказываться вновь.

Порой это крайне удобно, особо, если удастся сразу закрепить нужные факты в ранних судебных актах. А для некоторых – наоборот.

Поэтому и возникает вопросы о пределах подобной преюдиции в арбитражном процессе, способах ухода от нее.

В этой публикации мы собрали только некоторые из наиболее понравившихся нам судебных актов, дающих толкование норм о преюдиции и дающие косвенные ответы на наши вопросы.

Приступим.

1. По смыслу упомянутой статьи Кодекса преюдиция распространяется на содержащуюся в судебном акте, вступившем в законную силу, констатацию тех или иных обстоятельств, которые входили в предмет доказывания по ранее рассмотренному делу. Доказательства того, что спорные обстоятельства не входили в предмет исследования и доказывания суда общей юрисдикции и арбитражных судов в материалы надзорного производства не представлены (Определение Высшего Арбитражного Суда РФ от 24 февраля 2012 г. N ВАС-1592/12 «Об отказе в передаче дела в Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации», номер дела в первой инстанции: А29-315/2011).

2. Признание преюдициального значения судебного решения, будучи направленным на обеспечение стабильности и общеобязательности судебного решения, исключение возможного конфликта судебных актов, предполагает, что факты, установленные судом при рассмотрении одного дела, впредь до их опровержения принимаются другим судом по другому делу, если они имеют значение для разрешения данного дела. Тем самым преюдициальность служит средством поддержания непротиворечивости судебных актов и обеспечивает действие принципа правовой определенности (Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 20 ноября 2012 г. N 2013/12).

КОНСУЛЬТАЦИЯ ЮРИСТА


УЗНАЙТЕ, КАК РЕШИТЬ ИМЕННО ВАШУ ПРОБЛЕМУ — ПОЗВОНИТЕ ПРЯМО СЕЙЧАС

8 800 350 84 37

3. При принятии судебных актов по делам N А76-30841/04-24-650/75 и N А76-22467/05-24-773 суды установили наличие у Томского В.И. прав акционера общества на момент проведения других, ранее состоявшихся общих собраний акционеров общества. Это обстоятельство не может иметь преюдициального значения для настоящего спора, поскольку состав участников акционерного общества не является неизменным (статичным), следовательно, истец должен был доказать наличие у него статуса акционера общества на день проведения общего собрания акционеров, состоявшегося позднее (Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 3 июля 2007 г. N 1115/07).

4. Иная оценка судами доказательств по настоящему делу без учета оценки, данной судами тем же доказательствам по ранее рассмотренному делу, в котором участвовали те же лица, противоречит части 2 статьи 69 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, в соответствии с которой обстоятельства, установленные вступившим в законную силу судебным актом арбитражного суда по ранее рассмотренному делу, не доказываются вновь при рассмотрении арбитражным судом другого дела, в котором участвуют те же лица (Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 24 мая 2005 г. N 225/04).

5. Исходя из пункта 2 статьи 69 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, преюдициальными являются обстоятельства, установленные вступившим в законную силу судебным актом арбитражного суда по ранее рассмотренному делу; такие обстоятельства не доказываются вновь при рассмотрении арбитражным судом другого дела, в котором участвуют те же лица. Свойством преюдиции обладают лишь те обстоятельства, которые входили в предмет доказывания по ранее рассмотренному делу.
Поскольку при рассмотрении дела N А40-60266/07-136-431 суд констатировал ничтожность договора от 03.10.2007 N 205, а требование о возврате исполненного по этому договору в рамках указанного дела не было заявлено, в предмет доказывания не входило установление обстоятельств, связанных с исполнением обязательств по договору (Определение Высшего Арбитражного Суда РФ от 11 декабря 2012 г. N ВАС-12605/12 «Об отказе в передаче дела в Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации», номер дела в первой инстанции: А40-13211/2011).

6. Опровергая довод ответчика о необходимости квалификации действий истца по названной норме, суд первой инстанции сослался на преюдициальность решения Арбитражного суда Амурской области от 16.12.2010 по делу N А04-4523/2010 по иску фирмы к обществу о взыскании задолженности по оплате указанных услуг по договору, однако в рамках этого дела вопрос о соответствии действий истца Закону о защите конкуренции не исследовался, УФАС Амурской области к участию в деле не привлекалось, в силу чего оснований для применения части 2 статьи 69 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации при рассмотрении настоящего дела не имелось (Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 10 июля 2012 г. N 2123/12).

7. Поскольку в рассматриваемом случае недобросовестные действия истца повлекли за собой возникновение юридического факта, правомерность которого, впоследствии, была им же и оспорена, судебные инстанции верно квалифицировали предъявление О.Н.С. требования о признании за ней права на 100% долей в уставном капитале ООО «УК «К» вследствие недействительности договора купли-продажи доли от 29.01.2008 как злоупотребление правом. Данная позиция судов согласуется с позицией Высшего Арбитражного Суда РФ, изложенной в п. 1 Информационного письма Президиума ВАС РФ от 25.11.2008 N 127 «Обзор практики применения арбитражными судами статьи 10 Гражданского кодекса Российской Федерации», согласно которой признаются злоупотреблением правом случаи, когда в результате недобросовестных действий самого истца возникает юридический факт, правомерность которого впоследствии оспаривается им же в судебном порядке (Постановление Федерального арбитражного суда Центрального округа от 18 мая 2010 г. по делу N А35-7361/08-С5).

Читайте так же:  Оформление документов для регистрации ооо

8. При подготовке к судебному разбирательству дела о взыскании по договору арбитражный суд определяет круг обстоятельств, имеющих значение для правильного рассмотрения дела, к которым относятся обстоятельства, свидетельствующие о заключенности и действительности договора, в том числе о соблюдении правил его заключения, о наличии полномочий на заключение договора у лиц, его подписавших. В ходе рассмотрения дела суд исследует указанные обстоятельства, которые, будучи установленными вступившим в законную силу судебным актом, не подлежат доказыванию вновь при рассмотрении иска об оспаривании договора с участием тех же лиц (часть 2 статьи 69 АПК РФ).

Судам также следует иметь в виду, что независимо от состава лиц, участвующих в деле о взыскании по договору и в деле по иску об оспаривании договора, оценка, данная судом обстоятельствам, которые установлены в деле, рассмотренном ранее, учитывается судом, рассматривающим второе дело. В том случае, если суд, рассматривающий второе дело, придет к иным выводам, он должен указать соответствующие мотивы (п.2 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 23 июля 2009 г. N 57 «О некоторых процессуальных вопросах практики рассмотрения дел, связанных с неисполнением либо ненадлежащим исполнением договорных обязательств»).

Наши комментарии.

1. Если предмет доказывания будет отличаться от предмета доказывания по делу, в рамках которого был принят судебный акт, установивший нужные или мешающиеся обстоятельства, то доказыванием придется заниматься вновь. При этом суду будет позволено оценить доказательства иначе.

2. Если взять за основу Постановление Президиума ВАС РФ от 20 ноября 2012 г. N 2013/12, то можно не трогать предмет доказывания, а представить опровергающие уже установленные факты. Однако оценка наличия опровержения и желание копаться в этом остается на усмотрение суда.

3. В корпоративных спорах права истца как участника/акционера придется подтверждать постоянно, тут преюдиция просто не работает.

4. Если действия лица, первоначально доказывавшего установленные судом факты, в последствии сменили вектор и теперь сводятся к их отрицанию, также может быть воспринято судом как способ не использования преюдиции.

5. Кстати, в последнем случае, возможно квалификация действий лица как формы злоупотребления правом.

6. Субъектный состав изменяйте, если конечно есть возможности для этого.

Из приведенной судебной практики видно, что преюдиция в арбитражном процессе не всегда работает на руку участникам процесса, на нее ссылающимся.Советуем при разработке тактики и стратегии защиты своих прав и интересов в арбитражном суде, в том числе с использованием такого процессуального инструмента, как преюдиция, помнить о случаях когда она не работает (см. выше), а также о потенциальной возможности квалификации судом действий как злоупотребление правом.

Сторона злоупотребляет преюдицией. Как этому противостоять

Андрей Ларин рекомендует:

Просит приостановить производство по делу из-за параллельного процесса

В таких случаях сторона пытается убедить суд, что итоги другого дела могут иметь преюдициальное значение для текущего разбирательства.

Практика исходит из того, что суд при рассмотрении вопроса о приостановлении производства обязан выявить правовую связь дел. Если она есть, нужно определить, в чем заключается, какие обстоятельства, которые могут быть установлены судом при разрешении другого дела, имеют преюдициальное значение.

Поясните суду, что отсутствуют основания для приостановления производства. Например, укажите, что суд в текущем процессе вправе сам установить соответствующий факт.

Преюдикция: как доказать, что в деле ее нет.

Участник спора хочет освободить себя от доказывания важных для него обстоятельств. Для этого он пытается распространить на один факт преюдициальную силу другого. В статье еще семь способов злоупотребления преюдицией. Читайте, как лишить оппонента возможности воспользоваться ими.

Использует факты из разных временных промежутков

Сторона пытается распространить действие фактов, которые установлены применительно к одному периоду времени, на иной — более ранний, более поздний или более продолжительный период.

Пример: суд установил площадь строений на период аренды в 2015–2016 годах. В другом процессе возник спор по этой же недвижимости, но уже на 2017 год. Суд не применил преюдицию, поскольку факты о площади были актуальны на другой период.

Поясните суду, что факт установлен относительно иного периода времени, поэтому не может быть преюдициальным. В том случае, если содержанием судебных актов обосновать это невозможно, представьте материалы из предшествующего дела, которые будут доказывать вашу позицию.

Пытается подменить один факт другим

Иногда сторона пробует распространить на один факт преюдициальную силу другого. Например, суд вынес решение, которым признал незаконность привлечения лица к административной ответственности.

Причина — при составлении протокола или постановления были допущены процедурные нарушения. Соответственно, это не говорит о том, что в гражданском деле нельзя применить к такому лицу санкции.

Пример: арендатор застраховал помещение в пользу арендодателя. Произошел пожар. Страховщик выплатил возмещение, после чего подал иск к арендатору.

Ответчик пытался доказать свою невиновность ссылкой на преюдицию. Он указал, что в другом деле суд не привлек к административной ответственности директора арендатора за пожар.

Суд отказал ответчику, поскольку в основу решения положено лишь то, что протокол об административном правонарушении составило должностное лицо без привлекаемого к ответственности лица либо его представителя. Это говорит о том, что не был соблюден порядок составления процессуального документа.

Поясните суду, что оппонент подменяет один юридический факт другим, допускает подмену понятий, то есть нарушает закон тождества. Например, если в первом деле суд не нашел основания привлечь к административной ответственности лицо, это не тождественно отсутствию причинно-следственной связи между действиями лица и каким-либо обстоятельством.

Ссылается на судебную практику, которая формально сходна с конкретным делом

Суды обычно не признают подобные ссылки в качестве имеющих преюдициальное значение. Судебные акты по каждому делу принимаются с учетом конкретных доводов и доказательств, которые представляют стороны.

Поэтому решения, которые приняты в отношении других лиц и по иным фактическим обстоятельствам дела, не могут иметь преюдициального значения.

Представьте суду письменное обоснование того, что преюдиция отсутствует. Обратите внимание суда на то, что представленная оппонетом практика не охватывает субъектные или материальные условия применения преюдиции.

Ссылается на факты, которые установила кассация с выходом за пределы полномочий

Сторона пытается показать как преюдициальные обстоятельства, которые установил суд округа, но при этом вышел за пределы полномочий. Пример: кассация отразила в постановлении факты при отсутствии их текстового описания нижестоящими судами.

Читайте так же:  Оценка эффективности аудиторских проверок

Чтобы преодолеть такой способ, подавайте жалобу на постановление суда округа с тем, чтобы он исключил факт из мотивировочной части. Укажите на необходимость соблюдать основания преюдиции. При этом важно отличать ситуации, когда кассация при описании фактов вышла за пределы своих полномочий, а когда просто более подробно по сравнению с первой и апелляционной инстанциями изложила обстоятельства дела.

Пытается подменить факт правовым выводом

Верховный суд на это говорит, что по правилам преюдиции оцениваются только фактические обстоятельства, а не правовые выводы судов. Такую позицию он высказал в споре, по которому сторона пыталась представить как преюдициальные судебные акты по делам за другие периоды, при ином объеме доказательств.

Пример: компания обанкротилась. Кредитор просил суд разрешить разногласия между ним и банком о залоговом старшинстве по недвижимости, которая обеспечивала требования обоих лиц.

Две инстанции отказали. Они выявили, что по другому делу банк восстановил залоговое требование к должнику. Суды решили, что здесь есть преюдиция по вопросу залогового старшинства банка.

Кассация и Верховный суд не согласились. В прошлом деле установили лишь право на залоговое требование, но не старшинство.

Отстаивайте в суде формальные пределы применения преюдиции. Укажите, что спорный вопрос относится к правовой оценке обстоятельств по делу, а не к вопросу факта.

Использует факт из решения, который не входит в предмет доказывания

Суд указал в решении факт, который критически не оценивал, поскольку он не входил в предмет доказывания. Такое часто бывает, когда оппонент готовит проект судебного акта. Чтобы снизить такую вероятность, представляйте суду свои проекты решений.

Пример: компания подала иск об истребовании имущества из чужого незаконного владения. Суд в решении подтвердил факт, что ответчик удерживал имущество истца. Компания инициировала второе дело. В нем пыталась представить как преюдициальный факт, что ответчик нанес ущерб имуществу, пока оно было у него.

Попросите ознакомиться с проектом решения, который передал суду оппонент. Представьте свою письменную позицию. В ней укажите, какие факты или выводы не должны содержаться в мотивировочной части решения как не относящиеся к предмету доказывания.

Искусственно создает судебный процесс

Преодолеть последствия такого злоупотребления сложнее всего. Это возможно путем ревизии судебных актов по первому делу и прекращения производства по нему.

Основания для прекращения — отсутствие спора о праве либо пересмотр судебных актов по вновь открывшимся обстоятельствам в связи с установлением приговором суда преступлений против правосудия, которые были совершены при рассмотрении первого дела.

В некоторых случаях, когда участвуете в процессе, будет логичным выйти из него. Это нужно для того, чтобы позже ссылаться на отсутствие для вас преюдиции. В силу сложности борьбы с преюдицией на этапе рассмотрения второго дела начинайте борьбу уже в рамках первого.

Верховный суд напомнил о преюдиции

Видео (кликните для воспроизведения).

Суд указал на факты

Ольга Пискарева купила два земельных участка, построила на них нежилое здание и несколько других объектов и зарегистрировала право собственности. Позже оказалось, что земля принадлежит Самарской области. Это спустя некоторое время было подтверждено вступившим в силу решением суда по иску об истребовании участков из незаконного владения, в котором было указано: территория предоставлена в постоянное пользование школы-интерната .

Заручившись этим решением, Минимущества области предъявило к Пискаревой иск, в котором потребовало снести постройку. Первая инстанция на заочном заседании решила, что требования обоснованные – ведь у Пискаревой не было прав на землю. Но в апелляции по делу приняли новое решение об отказе в сносе здания. Суд счел, что Пискарева в период строительства еще была собственником участков и о незаконности строений, исходя из этого, речь не идет. К тому же, отметили в апелляции, участки фактически не используются, а вопрос о сносе строений при рассмотрении первого иска об истребовании участков из незаконного владения не ставился.

Минимущества не согласилось с такой позицией и обжаловало ее в ВС (дело № 46-КГ 18-34). Там поддержали министерство. Верховный суд напомнил о преюдиции – ведь вступившим в силу судебным актом подтверждено, что Пискарева не имела права на участки, значит, постройка считается самовольной, сделал вывод ВС. При этом то, что участок не использовался, не имеет значения, а заявлять требование о сносе вместе с иском об изъятии земли необязательно: иск может быть отдельным.

В целом апелляция должна или обязать снести постройку, или признать право собственности. Но там сделали противоречивый вывод: с одной стороны, о необходимости восстановить права заявителя, что без сноса невозможно, с другой – о правомерности строения. Это противоречит выводам преюдициального судебного акта, указал ВС и направил дело на новое рассмотрение апелляции, где на этот раз должны принять во внимание преюдициальный судебный акт.

Когда преюдиция не работает

Истец: УК «Отрада»

Суть дела: Оспаривание предписания РПН со ссылкой на то, что СОЮ уже отменял постановление об административной ответственности за это нарушение

Позиция судов по преюдиции: речь идет не о преюдиции, а о презумпции истинности фактов, а она преодолима

Согласно позиции КС, «единственным способом опровержения преюдиции во всех видах судопроизводства должен признаваться пересмотр судебных актов по вновь открывшимся обстоятельствам». Виктория Богачева, юрист BGP Litigation BGP Litigation Федеральный рейтинг группа Антимонопольное право группа Арбитражное судопроизводство (крупные споры — high market) группа Банкротство группа Международные судебные разбирательства группа Международный арбитраж группа Налоговое консультирование группа Уголовное право 11 место По количеству юристов Профайл компании × , отмечает, что этот подход был закреплен и в практике арбитражных судов. «В постановлении от 20.11.2012 № 2013/12 по делу № А41-11344/11 Президиум ВАС отметил, что любой «судебный акт, который имеет свойство преюдициальности, является обязательным до тех пор, пока он не будет отменен в установленном законом порядке и все установленные в нем факты до их опровержения принимаются судом по другому делу», – напомнила она.

Есть и ряд дел, которые обосновывают исключения из позиции о преюдициальности. Так, суды могут указать на то, что речь идет не о преюдиции, а о «презумпции истинности фактов». «Такая презумпция истинности фактов является преодолимой, если заинтересованная сторона представила достаточные и достоверные доказательства, ее опровергающие. Также суды указывают, что она применима только к фактам, а не к правовым выводам суда, содержащимся в ранее принятом судебном акте. Положения ч. 2 ст. 69 АПК освобождают от доказывания фактических обстоятельств дела, но не исключают их иной правовой оценки, которая зависит от характера конкретного спора», – говорит Виктория Богачева.

Читайте так же:  Кому пришли дивиденды по акциям куйбазот

Однако из правил преюдициальности есть исключения, напоминает Арам Григорян, юрист АБ Nektorov, Saveliev & Partners Nektorov, Saveliev & Partners Федеральный рейтинг группа Международный арбитраж группа Рынки капиталов группа Цифровая экономика группа Коммерческая недвижимость/Строительство группа Международные судебные разбирательства группа Арбитражное судопроизводство (крупные споры — high market) группа Корпоративное право/Слияния и поглощения × .

Дело №19-КГ17-17.
Апелляция: факты, установленные в другом деле, нельзя считать преюдициальными, так как к делу при новом разбирательстве привлечено третье лицо.
Верховный суд: если лицо, не участвовавшее в ранее рассмотренном судом деле, не оспаривает установленные факты и обстоятельства, то они обязательны для суда, рассматривающего новое дело с участием лиц, участвовавших в прошлом деле. Опровергать установленные факты новое лицо не может.

Дело №А40-152245/2014.
Суть дела : по иску о взыскании неустойки истец сослался на необходимость применения специальных норм о поставке товаров, предусмотренных для военных организаций. В обоснование он сослался на судебный акт по спору между теми же сторонами, в котором суд применил эти нормы.
Первая инстанция : требования удовлетворены с применением ч. 2 ст.69 АПК в части применения специальных норм.
Экономколлегия ВС : применение нормы ч. 2 ст. 69 АПК ошибочно.

Дело №А40-36007/15.
Суть дела: истец заявил требование о взыскании денежных средств по соглашению о новации.
Суд первой инстанции: отказал, сославшись на то, что соглашение о новации ранее было признано ничтожной сделкой в другом споре.
Суд кассационной инстанции: отменил решение, указав, что правовая квалификация соглашения о новации не имеет преюдициального значения и необязательная для суда.

Дело №А53-22107/2012.
Суть: спор о признании постройки самовольной.
Верховный суд: наличие вступившего в силу судебного акта о признании права собственности на объект недвижимости само по себе не имеет правового значения при рассмотрении в последующем иска о признании такого объекта самовольной постройкой и его сносе.

Позиция отражена в определении КС от 27.09.2016 № 1748-О, которое поставило точку в юридических спорах, связанных со сносом самовольных построек в Москве, получивших название «Ночь длинных ковшей».

Дело №А58-3515/08.
Первая инстанция: суд отказал истцу-налогоплательщику в признании недействительным решения налоговой о привлечении к административной ответственности.
Суды апелляционной и кассационной инстанций : удовлетворили иск, сочтя, что в другом деле ответчик признал исковые требования, суд принял признание иска, а значит, фактические обстоятельства установлены судебным актом.
Президиум ВАС : ч. 2 ст. 69 АПК понята неверно, в случае признания иска суд не исследует фактические обстоятельства спора и не рассматривает дело по существу.

Проблемы преюдиции

Помимо этого, существует и ряд связанных с преюдицией проблем. Так, суды формально подходят к вопросу об отсутствии преюдициальности фактов, установленных судебным актом, который впоследствии был отменен в апелляции из-за отказа от иска или мирового соглашения.

С точки зрения закона действительно, если истец отказывается от иска либо стороны заключили мировое соглашение, то решение суда первой инстанции подлежит отмене, а производство – прекращению. Но свидетельствует ли это о том, что факты, установленные в первой инстанции, участники спора могут игнорировать?

Арам Григорян, юрист АБ Nektorov, Saveliev & Partners Nektorov, Saveliev & Partners Федеральный рейтинг группа Международный арбитраж группа Рынки капиталов группа Цифровая экономика группа Коммерческая недвижимость/Строительство группа Международные судебные разбирательства группа Арбитражное судопроизводство (крупные споры — high market) группа Корпоративное право/Слияния и поглощения ×

Отменяя судебный акт суда первой инстанции, апелляция не ликвидирует его как содержащий в себе судебную ошибку, отмечает Григорян. По его словам, в данном случае надо помнить о возможных злоупотреблениях: так, недобросовестная сторона спора может отказаться от иска, чтобы дезавуировать неудобные для себя факты.

Григорян также считает, что особым образом следует урегулировать преюдициальность фактов, установленных в рамках упрощенного производства, когда стороны ограничены в своих состязательных возможностях и судебное заседание не проводится. «Суд в некоторой степени ограничен в процессе поиска, исследования и оценки фактических обстоятельств дела», – поясняет юрист.

Преюдиция приговора в арбитражном процессе. Всегда ли бесспорна?

Участвуя в судебном процессе о взыскании задолженности по оплате услуг по государственному контракту столкнулся с проблемой доказывания своей позиции и барьером стал приговор, преюдиция которого вроде как бесспорна и не требует доказательств.

ООО обратилось в Арбитражный суд с иском о взыскании задолженности по оплате услуг по государственному контракту за период октябрь-ноябрь. Соответственно предоставили расчет стоимости и объема оказанных услуг и доказательства подтверждающие, что услуги оказывались.

Государственный орган предъявил встречное исковое заявление о расторжении договора в связи с нарушением его условий с первого октября. Однако в тоже время признал, что договор частично исполнялся в период октябрь-декабрь и в то же время не уточнил в каком объеме.

Вроде бы все на первый взгляд замечательно, ответчик признает факт частичного оказания услуг и не предоставляет контррасчета. Также мной в суд было предоставлено постановление о возбуждении уголовного дела в отношении должностного лица, курирующего данный государственный контракт, в котором говорилось, что должностное лицо Х требовало денежные средства за подписание актов сдачи-приемки оказанных услуг. (В дальнейшем Х был задержан в ходе оперативных мероприятий и приговорен к лишению свободы и штрафу.)

Ну, естественно жду текст приговора, чтобы предъявить его в суд, как доказательство. Но получив его, весьма удивился. Практически в каждом абзаце приговора суд, указывает, что ООО услуги не оказывало. Естественно, мои оппоненты не заставили себя долго ждать и сразу же сдали приговор в суд ссылаясь на его преюдицию, согласно ст. 69 АПК РФ.

И вот в процессе возникает коллизия. С одной стороны ответчик признает, что услуги частично оказывались, подписанные до октября месяца акты и в тоже время перед судом лежит приговор с указанием, что услуги не оказывались. При этом суд по уголовному делу не проверял качество и объем услуг, не назначал никаких экспертиз. Да и незачем ему это было. Суду было достаточно того факта, что Х требовал деньги и в рамках оперативных мероприятий получил их, взят с поличным. Предметом уголовного процесса качество и объем услуг не являлось. С таким же успехом суд мог написать, что земля квадратная и что теперь для арбитражного суда – это преюдиция.

Читайте так же:  Налоговый аудит отчет

И вот у теперь у меня возник вопрос: всегда ли приговор имеет преюдициальное значение в арбитражном процессе? Если судья в одном процессе только, потому что ему выгодно мотивировать решение с учетом наличия определенного обстоятельства, придумывает это обстоятельство или считает какой-то факт установленным, даже не проверяя этот факт, то разве может быть такой приговор преюдицией в другом процессе. Таким образом, лицо имеющее возможность инициировать возбуждение уголовного дела, с легкостью может влиять на арбитраж.

На сегодняшний день оправдательных приговоров 1 к 500, то есть получить обвинительный приговор не так уж трудно. Следователю достаточно направить чистый лист с фамилией и статьей и вот уже обвинительный приговор. (утрирую конечно, но большая доля правды в этом есть) Соответственно предполагаю, что преюдиция приговора должна иметь значение для арбитражного суда только в части состава преступления.

Большая проблема в том, что стороны арбитражного разбирательства не могут участвовать в уголовном процессе и как-то корректировать ситуацию. Таким образом на показаниях одного или нескольких свидетелей у судьи-криминалиста формируется видение ситуации, совершенно не соответствующей действительности. А иначе получаются ситуации когда стороны судятся 1,5 года и выясняют качество, объем и сроки исполнения договора, а суд общей юрисдикции за два присеста решает этот вопрос, даже не вникая в суть вопроса.

Преюдиция приговора в арбитражном процессе. Всегда ли бесспорна?

Участвуя в судебном процессе о взыскании задолженности по оплате услуг по государственному контракту столкнулся с проблемой доказывания своей позиции и барьером стал приговор, преюдиция которого вроде как бесспорна и не требует доказательств.

ООО обратилось в Арбитражный суд с иском о взыскании задолженности по оплате услуг по государственному контракту за период октябрь-ноябрь. Соответственно предоставили расчет стоимости и объема оказанных услуг и доказательства подтверждающие, что услуги оказывались.

Государственный орган предъявил встречное исковое заявление о расторжении договора в связи с нарушением его условий с первого октября. Однако в тоже время признал, что договор частично исполнялся в период октябрь-декабрь и в то же время не уточнил в каком объеме.

Вроде бы все на первый взгляд замечательно, ответчик признает факт частичного оказания услуг и не предоставляет контррасчета. Также мной в суд было предоставлено постановление о возбуждении уголовного дела в отношении должностного лица, курирующего данный государственный контракт, в котором говорилось, что должностное лицо Х требовало денежные средства за подписание актов сдачи-приемки оказанных услуг. (В дальнейшем Х был задержан в ходе оперативных мероприятий и приговорен к лишению свободы и штрафу.)

Ну, естественно жду текст приговора, чтобы предъявить его в суд, как доказательство. Но получив его, весьма удивился. Практически в каждом абзаце приговора суд, указывает, что ООО услуги не оказывало. Естественно, мои оппоненты не заставили себя долго ждать и сразу же сдали приговор в суд ссылаясь на его преюдицию, согласно ст. 69 АПК РФ.

И вот в процессе возникает коллизия. С одной стороны ответчик признает, что услуги частично оказывались, подписанные до октября месяца акты и в тоже время перед судом лежит приговор с указанием, что услуги не оказывались. При этом суд по уголовному делу не проверял качество и объем услуг, не назначал никаких экспертиз. Да и незачем ему это было. Суду было достаточно того факта, что Х требовал деньги и в рамках оперативных мероприятий получил их, взят с поличным. Предметом уголовного процесса качество и объем услуг не являлось. С таким же успехом суд мог написать, что земля квадратная и что теперь для арбитражного суда – это преюдиция.

И вот у теперь у меня возник вопрос: всегда ли приговор имеет преюдициальное значение в арбитражном процессе? Если судья в одном процессе только, потому что ему выгодно мотивировать решение с учетом наличия определенного обстоятельства, придумывает это обстоятельство или считает какой-то факт установленным, даже не проверяя этот факт, то разве может быть такой приговор преюдицией в другом процессе. Таким образом, лицо имеющее возможность инициировать возбуждение уголовного дела, с легкостью может влиять на арбитраж.

На сегодняшний день оправдательных приговоров 1 к 500, то есть получить обвинительный приговор не так уж трудно. Следователю достаточно направить чистый лист с фамилией и статьей и вот уже обвинительный приговор. (утрирую конечно, но большая доля правды в этом есть) Соответственно предполагаю, что преюдиция приговора должна иметь значение для арбитражного суда только в части состава преступления.

Большая проблема в том, что стороны арбитражного разбирательства не могут участвовать в уголовном процессе и как-то корректировать ситуацию. Таким образом на показаниях одного или нескольких свидетелей у судьи-криминалиста формируется видение ситуации, совершенно не соответствующей действительности. А иначе получаются ситуации когда стороны судятся 1,5 года и выясняют качество, объем и сроки исполнения договора, а суд общей юрисдикции за два присеста решает этот вопрос, даже не вникая в суть вопроса.

Влияние решений арбитражного суда на ход уголовного процесса по налоговым преступлениям

В одной из предыдущих рассылок мы рассмотрели влияние обеспечительных мер арбитражного суда на передачу материалов налоговой проверки в Следственный комитет для возбуждения уголовного дела. В этот раз, как обещали, разберем влияние решения арбитражного суда по налоговому спору на ход сопутствующего уголовного процесса.

Сперва напомним, что для признания налогового правонарушения преступным деянием, сумма образовавшейся в результате нарушения недоимки по налогам и (или) сборам должна превысить крупный размер (1). Если в ходе налоговой проверки установлена такая недоимка, то в течении двух месяцев с даты вступления в силу соответствующего решения налогового органа, материалы проверки направляются в Следственный комитет РФ для возбуждения уголовного дела.

Читайте так же:  Порядок рассмотрения апелляционной жалобы в арбитражном суде

Логично предположить, что если налогоплательщику удастся оспорить в арбитражном суде результаты налоговой проверки, то автоматически отпадут и основания для продолжения уголовного преследования. Но это не всегда так.

Вот жизненный пример: уголовное дело в отношении директора и главного бухгалтера ОАО «Омскэнерго», по которому судом общей юрисдикции вынесен обвинительный приговор несмотря на то, что арбитражные суды признали решение налогового органа по результатам выездной проверки ОАО «Омскэнерго» незаконным. Отказ в прекращении уголовного преследования объяснялся тем, что если по мнению арбитражного суда налоговый орган не доказал виновность налогоплательщика, то вовсе не значит, что это не было сделано предварительным следствием в рамках уголовного процесса.

В конечном счете, у этой истории был счастливый конец, пусть и по прошествию более чем двух лет, Президиум Омского областного суда 9 июля 2012 года оправдал несчастных. В основание уже оправдательного приговора лег такой правовой институт, как преюдиция, который устанавливает обязательность для всех судов, рассматривающих дело, принять без проверки и доказательств факты, ранее установленные вступившим в законную силу судебным решением по другому делу, в котором участвуют те же лица (ст. 90 УПК РФ).

Другими словами, если арбитражный суд установил, что нарушений налогового законодательства со стороны налогоплательщика не было, то суд общей юрисдикции при рассмотрении уголовного дела по тем же обстоятельствам должен признавать это, как факт не требующий дополнительных доказательств.

В настоящее время правовая позиция Верховного Суда РФ по данному вопросу определена, конфликты решений, постановленных разными судами, недопустимы. Тем не менее, в налоговых спорах нельзя полагаться на преюдицию, как некую панацею от углового преследования. В рамках преюдиции органы внутренних дел в процессе уголовного преследования налогоплательщика (его должностных лиц) обязаны учитывать конкретные обстоятельства (факты), установленные арбитражным судом по налоговому спору с участием этого налогоплательщика. Подчеркнем, « конкретные обстоятельства », а не решение суда о признании/ не признании ненормативного акта налогового органа незаконным полностью или в части.

Например, суд вправе признать акт налогового органа незаконным даже из-за процессуальных нарушений в ходе налоговой проверки, правда они должны быть грубыми. При этом суд может не уделить внимания изучению вменяемых налогоплательщику налоговых правонарушений (рассмотрению дела по существу), тогда как в качестве преюдициальных фактов при рассмотрении уголовного дела могут быть учтены именно подробные описания в мотивировочной части решения арбитражного суда оснований признания доначислений незаконными.

Таким образом, в арбитражном процессе необходимо представлять тщательно проработанную доказательственную базу, отражающую все факты, в том числе косвенные, свидетельствующие о незаконности результатов (доначислений) по проверке, обязательно их письменное оформление и приобщение к материалам дела.

Также следует учитывать, если налоговая проверка касается деятельности организации, в арбитражном суде будет решаться вопрос о виновности или невиновности именно организации, тогда как уголовному преследованию подлежат физические лица. Как правило, это действующий в проверяемый период директор и главный бухгалтер (2).

Поэтому в арбитражном суде отдельное внимание следует уделить обстоятельствам непричастности должностных и иных руководящих деятельностью организации лиц к допущенным нарушениям налогового законодательства, доказать отсутствие виновного умысла с их стороны. Либо создать ситуацию, когда умысел конкретного человека установить будет невозможно.

При формальном подходе преюдиция не поможет.

Арбитражный процесс имеет крайне важное значение при вынесении приговора по налоговому преступлению. Но здесь опять возникает уже наболевшая тема, связанная с возвратом к старому порядку возбуждения уголовных дел, при котором возможна ситуация, когда уголовное дело есть, а налоговой проверки, результаты которой можно оспорить в арбитраже, — нет. В таком положении налогоплательщик может оказаться, если данные о налоговом правонарушении, содержащем признаки преступления, получены Следственным комитетом не от налогового органа, а собраны полицейскими самостоятельно в ходе предварительных оперативно-разыскных мероприятий (ОРМ) или они поступили от третьих лиц. При этом, на практике, ОРМ ограничиваются простым «выхлапыванием обналичников» с которыми взаимодействует налогоплательщик, а третьими лицами выступают конкуренты, «обиженные» партнеры по бизнесу и сотрудники.

Что делать в подобных случаях?

Конечно, можно попытаться «договорится» с полицейскими.

Однако, кроме того, что само по себе незаконно и уголовно наказуемо (а значит дополнительный неоправданный риск (3), даже если каким-то образом удастся достигнуть «договоренностей», то это означает попадание в постоянную зависимость от поставленных условий, при попытке соскочить с которой по-прежнему будет грозить возбуждение уголовного дела минуя налоговый орган.

Более того, если визит полицейских не обусловлен напрямую взаимоотношениями с проблемными контрагентами, стоит дополнительно задуматься о причастности к этому ваших конкурентов и даже партнеров по бизнесу, которые могут воспользоваться вашей попыткой «договорится».

В таких реалиях возбуждения уголовного дела рекомендуем направить все свои силы на стимулирование налоговых органов к проведению выездной налоговой проверки и на подготовку к ее максимально благоприятному прохождению.

В соответствии с новым порядком, Следственный комитет должен отправить оперативные данные о налоговом преступлении в налоговый орган, который, получив их, обязан не позднее чем в 30-дневный срок принять решение о целесообразности проведения выездной проверки. Если проверка инспекцией не назначается, это не является препятствием для продолжения уголовного преследования, тем не менее, момент принципиальный и о нем следует помнить.

В любом случае, если в итоге удастся вернуть дело в рамки налоговой проверки, то можно рассчитывать, на то, что налоговый орган установит размер ущерба, который можно, во-первых, возместить, что будет являться основанием для прекращения уголовного преследования (4), во-вторых, оспорить в арбитражном процессе со всеми его преимуществами перед процессом уголовным.

Видео (кликните для воспроизведения).

Кроме этого, напомним, что срок исковой давности для освобождения от уголовной ответственности за преступления небольшой тяжести, к которым относятся налоговые преступления по основным составам (не в особо крупном размере), составляет всего два года (п. 2 ст. 15, п.п. «а» п. 1 ст. 78 УК РФ). Т.е. появляется возможность за счет довольно протяженных по времени налоговой проверки и разбирательства в арбитраже благополучно пережить этот срок.

Источники

Чужой приговор как преюдиция в арбитражном споре
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here