Обзор арбитражной практики по налоговым спорам

Сегодня мы постараемся раскрыть тему: "Обзор арбитражной практики по налоговым спорам". Уточнить актуальность информации на 2020 год, а также задать интересующие вопросы вы можете дежурному юрисконсульту.

Приложение. Обзор арбитражной практики по налоговым спорам

к письму Управления

МНС РФ по Санкт-Петербургу

Обзор арбитражной практики по налоговым спорам

1. Налоговые органы вправе проводить выездные и камеральные
проверки, охватывающие три календарных года деятельности
налогоплательщика, включая текущий период.

Судом признано недействительным решение налогового органа на основании пункта 2 статьи 52 АПК РФ т.к. доказательства, полученные с нарушением федерального закона не принимаются судом. Доказательством же по делу служили правонарушения, выявленные налоговым органом при проведении проверки текущего периода. Действительно, суд I инстанции посчитал проведение проверки, текущего периода неправомерным, однако, на сегодняшний день по данному вопросу арбитражная практика сложилась прямо противоположно описанному выше случаю.

На уровне кассационной инстанции суды занимают следующую позицию.

В соответствии с частью 1 статьи 87 НК РФ налоговые органы проводят камеральные и выездные проверки налогоплательщиков. Налоговой проверкой (камеральной и выездной) могут быть охвачены только три календарных года деятельности налогоплательщика, непосредственно предшествовавшие году проведения проверки. Указанной нормой установлен нижний предел срока, который может быть охвачен налоговой проверкой, который соответственно не должен выходить за рамки 1 января третьего года, предшествовавшего году проведете проверки. Именно такую смысловую нагрузку несет рассматриваемая норма при ее толковании в системной связи с другими нормами Налогового кодекса РФ, в том числе его статьями 88 и 89.

Часть 1 статьи 87 НК РФ не регламентирует вопрос о порядке и сроках проведения проверок текущего календарного года, а имеет своей целью установить давностные ограничения при определении налоговым органом периода прошлой деятельности налогоплательщика, который может быть охвачен проверкой. Запрета на включение в проверяемый период отдельных периодов календарного года, в котором проводится проверка (то есть текущего года), спорная норма не содержит.

(Постановление Федерального Арбитражного суда Северо-Западного округа от 29.05.2000 по делу N А56-32453/99)

2. Требование об уплате налога и сбора является ненормативным актом
налогового органа и может быть обжаловано в арбитражном суде.

Арбитражным судом Санкт-Петербурга и Ленинградской области на уровне I инстанции вынесено несколько определений о прекращении производства по делу, в которых суд излагает позицию, что требование об уплате налогов и сборов не является ненормативным актом налогового органа, и не может в соответствии со статьями 22 и 5 АПК РФ служить предметом судебного разбирательства в арбитражном суде.

Однако, на сегодняшний день арбитражная практика по вышеуказанному вопросу сложилась следующим образом.

В соответствии со статьей 69 НК РФ требование об уплате налога и пеней должно содержать сведения о сумме задолженности по налогу, размере пеней, начисленных на момент направления требования, сроке исполнения требования, а также мерах по взысканию налога и обеспечению исполнения обязанности по уплате налога, которые применяются в случае неисполнения требования налогоплательщиком. Во всех случаях требования должно содержать подробные данные об основаниях взимания налога, а также ссылку на положения закона о налогах, который устанавливает обязанность уплатить данный налог.

Требование налогового органа подписывается руководителем либо заместителем руководителя, т.е. лицом, уполномоченным принимать в отношении налогоплательщиков решения.

Таким образом, документ, в котором указаны суммы налогов и пеней, начисленных налоговым органами, требование об их уплате с предупреждением налогоплательщика о последующем принятии мер по взысканию начисленных сумм в случае их неуплаты в установленный в требовании срок, а также подписанный соответствующим должностным лицом, нарушает законные права и интересы налогоплательщика.

Таким образом, кассационная инстанция отклонила ходатайство о прекращении производства по делу, считая, что в соответствии со статьями 2 и 4 АПК РФ налогоплательщик имеет право оспорить документ, названный требованием об уплате налога, в арбитражном суде.

(Постановление Федерального Арбитражного суда Севера-Западного округа от 08.02.99 по делу N А56-2453899).

3. Налоговые органы вправе привлечь банк к ответственности за
несообщение сведений об открытии или закрытии не только текущих
расчетных счетов, но и иных счетов налогоплательщиков.

Пунктом 1 статьи 86 НК РФ предусмотрена обязанность банка в пятидневный срок со дня соответствующего открытия или закрытия счета организации сообщить налоговому органу по месту учета организации об открытии или закрытии счета. Согласно пункту 2 статьи 132 НК РФ несообщение банком налоговому органу сведений об открытии или закрытии счета организацией или индивидуальным предпринимателем влечет взыскание штрафа в размере 20 тысяч рублей. В пункте 2 статьи 11 НК РФ дано понятие счета — это расчетные (текущие) и иные счета в банках, открытые на основании договора банковского счета, на которые зачисляются и с которых могут расходоваться денежные средства предприятий и индивидуальных предпринимателей.

Таким образом, законодательно определено, что положения пункта 2 статьи 132 НК РФ не действуют в случае несообщения банком об открытии или закрытии организациям счетов не на основании договора банковского счета, а также счетов, на которые не зачисляются и с которых не расходуются денежные средства предприятий и индивидуальных предпринимателей (депозитные, ссудные и другие счета). При этом статья 86 НК РФ, предписывающая банку сообщать в налоговый орган об открытии счетов организациям, не ограничивает данную обязанность порядком открытия счетов.

Таким образом все счета, открываемые на основании договора банковского счета, на которые зачисляются и с которых расходуются денежные средства налогоплательщика, например, расчетный, валютный, транзитный, специальный транзитный и др. подпадают под понятие счета, содержащегося в статье 11 НК РФ. Однако, считаем необходимым отметить, что для открытия транзитного, специального транзитного счетов не всегда банками заключаются договоры банковского счета с клиентами. (Постановление Федерального Арбитражного суда Северо-Западного округа от 04.05.2000 по делу N А56-29000/99).

5. Решение вопроса о возбуждении уголовного дела в отношении
должностных лиц организации-налогоплательщика не является основанием
для применения срока давности взыскания налоговых санкции,
предусмотренного пунктом 2 статьи 115 НК РФ.

Согласно пункту 2 статьи 115 НК РФ в случае отказа в возбуждении или прекращения уголовного дела, но при наличии налогового правонарушения, срок подачи искового заявления исчисляется со дня получения налоговым органом постановления об отказе в возбуждении или о прекращении уголовного дела.

Суд считает, что указанная норма подлежит применению только при обращении налоговых органов в суд с иском о взыскании налоговых санкций с налогоплательщиков — физических лиц (в том числе граждан-предпринимателей).

Читайте так же:  Смена учредителя при долгах

Пунктом 4 статьи 108 НК РФ определено, что привлечение организации к ответственности за совершение налогового правонарушения не освобождает ее должностных лиц при наличии соответствующих оснований от административной, уголовной или иной ответственности, предусмотренной законами Российской Федерации. Из названной нормы следует, что организация подлежит привлечению к налоговой ответственности независимо от привлечения ее должностных лиц к уголовной ответственности.

Организация не является субъектом уголовной ответственности, поэтому в суд с иском к налогоплательщику — организации в порядке статьи 104 НК РФ налоговый орган должен обратиться в установленный пунктом 1 статьи 115 НК РФ срок давности взыскания санкции, являющийся пресекательным.

(Постановление Федерального Арбитражного суда Санкт-Петербурга от 06.07.2000 N А56-32033/99, от 28.03.2000 по делу N А56-26349, от 22.05.2000 N А56-24495/99)

  • 4. Статья 78 НК РФ в части начисления процентов за нарушение налоговыми органами срока возврата излишне уплаченного налога не применяется при возмещении из бюджета налога на добавленную стоимость
>
4. Статья 78 НК РФ в части начисления процентов за нарушение налоговыми органами срока возврата излишне уплаченного налога.
Содержание
Письмо Управления МНС РФ по налогам и сборам по Санкт-Петербургу от 27 июля 2000 г. N 15-06/12728 обзор арбитражной практики.

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.

http://base.garant.ru/7963146/89300effb84a59912210b23abe10a68f/

Федеральные арбитражные суды Российской Федерации

Арбитражные
суды округов
Арбитражные
апелляционные
суды
Арбитражные
суды субъектов
РФ
Суд по
интеллектуальным
правам

В рамках судебной реформы в соответствии с Федеральными конституционными законами «О судебной системе Российской Федерации» и «Об арбитражных судах в Российской Федерации» в стране создана единая судебная система. В ее состав входят и арбитражные суды, имеющие статус федеральных.

Арбитражные суды — это специализированные суды по разрешению имущественных, коммерческих споров между предприятиями. Они также рассматривают иски предпринимателей о признании недействительными актов государственных органов, нарушающих их права и законные интересы. Это — налоговые, земельные и иные споры, возникающие из административных, финансовых и иных правоотношений. Арбитражные суды рассматривают споры с участием иностранных предпринимателей.

http://www.arbitr.ru/press-centr/smi/57336.html

Обзор арбитражной практики по налоговым спорам

Дорофеев Максим, ведущий эксперт консалтинговой группы Walter Walls

Уплата пеней не заменит налога

Налогоплательщик (орган исполнительной власти) 1 в марте 2005 года представил в инспекцию декларацию по налогу на прибыль за 2004 год. Впоследствии, уже в марте, апреле, мае и июне 2006 года, инспекция направила ему требования об уплате пеней, начисленных за просрочку уплаты налога. Организация проигнорировала «просьбу» налогового органа и не уплатила пени. Инспекция в ноябре 2006 года обратилась в арбитражный суд с требованием о взыскании задолженности.

Суд первой инстанции принял сторону налогоплательщика. Однако судьи кассационной инстанции направили дело на новое рассмотрение, по итогам которого требования инспекции были удовлетворены. Судьи апелляционной инстанции оставили это решение без изменения. По мнению судей, у организации была обязанность по уплате налога на прибыль с доходов, полученных за регистрацию прав на недвижимое имущество и предоставление соответствующей информации. В ответ на доводы налогоплательщика

0 пропуске инспекцией срока выставления требований и обращения в суд (статьи 46 и 70 НК РФ) было отмечено, что право налогового органа на взыскание пеней в судебном порядке сохраняется постоянно до полной уплаты налога.

Налогоплательщик обратился в ВАС РФ, где организацию поддержали, отказав инспекции в удовлетворении требований (постановление Президиума ВАС РФ от 03.06.08 № 1868/08).

Суд может отказать инспекции в начислении и взыскании пеней по истечении срока на взыскание налога

При рассмотрении дела судьи установили, что сумма, полученная организацией в 2004 году, вообще не подлежала включению в базу по налогу на прибыль: денежные средства были получены в результате осуществления прямых полномочий налогоплательщика, а не в рамках коммерческой деятельности. Кроме того, судьи указали, что уплату пеней следует рассматривать как дополнительную обязанность налогоплательщика, исполняемую одновременно или после уплаты налога. Поэтому после истечения пресекательного срока 2 взыскания задолженности по налогу пени не могут служить способом исполнения обязанности по его уплате. И с этого же момента не подлежат начислению.

Комментарии и рекомендации

Цели такого подхода судей — избежать возложения на налогоплательщиков излишних налоговых обязанностей, а также побудить налоговые органы к своевременному взысканию задолженности с компаний.

С начала 2007 года действует новая редакция ст. 46 НК РФ (Федеральный закон от 27.07.06 № 137-ФЗ). Согласно ей, если инспекция по уважительной причине пропустит срок подачи иска о взыскании задолженности с налогоплательщика, то по решению судей этот срок может быть восстановлен.

Это обстоятельство может говорить о том, что рассматриваемые выводы ВАС РФ касаются начисления пеней, решение о взыскании которых было принято до 31 декабря 2006 года. Однако по мнению автора, действие этих выводов по-прежнему актуально. Ведь если срок на обращение в суд истек, а уважительные причины на его продление отсутствуют, то инспекция также теряет право на взыскание пеней.

Фактически новая редакция ст. 46 НК РФ развязала руки налоговым органам: они могут затянуть обращение в суд на неопределенное время. С другой стороны, ограничение в виде «уважительных причин» стимулирует инспекции на своевременное проведение процедур принудительного взыскания задолженностей по налогам.

Доказательство доказательству рознь

По итогам налоговой проверки компании были доначислены налоги, пени и начислен штраф. Такое решение инспекция приняла на основании материалов, полученных следственными органами в ходе проведения оперативно-розыскных мероприятий. Организация не согласилась с подобным решением и обратилась в суд.

Судьи приняли сторону компании и признали недействительным спорное решение налогового органа. Судьи кассационной инстанции поддержали своих коллег (постановление ФАС Северо-Кавказского округа от 07.02.08 № Ф08-9/2008-5А).

Инспекция на этом не остановилась и решила попытать счастья в ВАС РФ. Однако и там судьи отказали в пересмотре ранее принятых судебных актов по делу (определение ВАС РФ от 28.05.08 № 6248/08).

При принятии решения в пользу компании судьи кассационной инстанции отметили, что допустимыми доказательствами по делу могут быть признаны только те материалы налоговой проверки, которые получены и исследованы инспекцией в рамках мероприятий налогового контроля.

Читайте так же:  Как закрыть религиозную организацию

Что касается результатов оперативно-розыскных мероприятий, то они являются только источником фактов, которые в дальнейшем могут стать основой доказательной базы (определение КС РФ от 04.02.99 № 18-О). Так, материалы, которые органы внутренних дел получают в ходе проведения оперативно-розыскной деятельности и расследования уголовных дел, могут быть переданы налоговым органам. Но эти данные служат лишь основанием для проведения мероприятий налогового контроля и сами по себе не являются базой для принятия решения по результатам налоговых проверок.

Таким образом, сведения, полученные по итогам оперативно-розыскной деятельности, должны быть подтверждены соответствующими мероприятиями налогового контроля: опрос свидетелей, осмотр территории, истребование документов и т.д. (статьи 90-99 НК РФ). Однако в рассматриваемом случае инспекция ничего этого не сделала: не получила показания лиц, ранее опрошенных органами внутренних дел, не провела осмотр помещений. При таких обстоятельствах оспариваемое решение налогового органа было признано незаконным.

В свою очередь судьи ВАС РФ пришли к выводу, что налоговая проверка проводилась с нарушением требований налогового законодательства. Как следствие, они отказали инспекции в пересмотре дела в порядке надзора 3 .

Комментарии и рекомендации

Не секрет, что иногда налоговые органы получают информацию о налоговых правонарушениях специфическим образом. Например, сначала следственные органы в рамках оперативно-розыскной деятельности и расследования уголовных дел находят данные по фирмам-однодневкам: объяснения, протоколы допросов, акты экспертизы, осмотра. В дальнейшем эти сведения попадают в налоговые органы, которые используют их уже против контрагентов фирм-однодневок. Однако НК РФ содержит особые правила получения доказательств инспекциями (статьи 90–99 НК РФ). Как следствие, возникла неопределенность по поводу правомерности использования «следственных доказательств» налоговыми органами.

В некоторых ситуациях судьи допускают применение подобных сведений в ходе мероприятий налогового контроля и судебных разбирательств. При этом они указывают на отсутствие законодательных ограничений в использовании письменных доказательств, обнаруженных в результате оперативно-розыскных мероприятий (определение ВАС РФ от 30.01.08 № 492/08).

Несмотря на это, налогоплательщик всегда может оспорить решение налогового органа, принятое на основании сведений, добытых следственными органами. По мнению автора, особенно сильна позиция налогоплательщика в том случае, если речь идет о полном отсутствии доказательств, полученных самой инспекцией при проведении налоговой проверки.

Компания оспорила требование инспекции о доначислении налога и выиграла судебное разбирательство. Впоследствии ей снова пришлось обратиться в суд. «Противники» поменялись ролями – теперь налогоплательщик требовал взыскать денежные средства с инспекции: 17 тыс. руб. расходов на оплату услуг своего представителя в налоговом споре. Налоговый орган попросил суд снизить данную сумму до 1 тыс. руб.

За счет бюджетных средств судьи взыскали в пользу налогоплательщика только 5 тыс. руб. Судьи апелляционной и кассационной инстанции согласились с таким решением. Компания обратилась в ВАС РФ и добилась пересмотра дела (постановление ВАС РФ от 20.05.08 № 18118/07).

Принимая решение, судьи трех инстанций сочли заявленную компанией сумму возмещения чрезмерной. Они обосновали свою позицию тем, что адвокатом налогоплательщика являлся квалифицированный юрист, который ранее уже оказывал компании аналогичные услуги. Поэтому подготовка к налоговому спору и представление интересов компании в суде не являлись для него большой сложностью.

Судьи могут не принять во внимание доказательства, полученные инспекцией от следственных органов

Судьи ВАС РФ отметили, что уменьшение расходов возможно лишь в случае, если суд признает их чрезмерными

Видео (кликните для воспроизведения).

в силу конкретных обстоятельств дела (определение КС РФ от 21.12.04 № 454-О). Инспекция не обосновала просьбу об уменьшении возмещаемых расходов до 1 тыс. руб. Она не представила доказательств чрезмерности расходов компании с учетом сложившейся в регионе стоимости услуг адвокатов, а также статистических данных о ценах на рынке юридических услуг. В такой ситуации судьи имели право определить сумму расходов по собственной инициативе в разумных, по их мнению, пределах.

В свою очередь налогоплательщик обосновал величину своих расходов на оплату услуг адвоката (представил договор об оказании юридических услуг, вексель). В итоге судьи признали уменьшение суммы заявленного требования с 17 тыс. руб. до 5 тыс. руб. необоснованным и взыскали с инспекции в пользу компании еще 12 тыс. руб.

Комментарии и рекомендации

Если налоговая инспекция не сможет доказать чрезмерность затрат налогоплательщика и при этом расходы будут превышать определенные судьями разумные пределы, то суммы судебных издержек будут возмещены судом только в этих пределах. Чтобы избежать снижения заявленных к возмещению сумм, налогоплательщику рекомендуется сразу представить суду информацию об уровне цен на юридические услуги в своем регионе.

1 Территориальное управление Федеральной регистрационной службы.
2 Пресекательный срок устанавливает пределы существования субъективных прав, предоставляет правомочным лицам строго определенное время для их реализации. Пресекательный срок не может быть продлен, его истечение прекращает право.
3 Аналогичное решение содержит и определение ВАС РФ от 07.05.08 № 5948/08.

http://www.audit-it.ru/articles/account/court/a51/166455.html

Арбитражный суд как прикрытие «налоговой продразверстки»

Тенденции налогового правосудия можно проследить на примерах налоговых дел по одной из самых распространенных категорий: где налоговые претензии основаны на связи налогоплательщиков с контрагентами, имеющими признаки фирмы-однодневки.

Дело № 1 «Непослушание первой инстанции и беспринципность кассации»

Налогоплательщик (пищевое производство) закупал охлажденное сырье в том числе у поставщиков, которых налоговые органы в последующем оценили негативно (короткий период деятельности, минимальные налоговые платежи, отсутствие основных средств и персонала). В ходе камеральной проверки налоговой декларации по НДС инспекция установила, что некоторые ветеринарные свидетельства, сопровождавшие груз спорных поставщиков, были подделаны.[1] Налогоплательщик был привлечен к налоговой ответственности, ему было отказано в налоговых вычетах по сделкам с этими контрагентами. Основание – нереальность спорных поставок. Суды трех инстанций решение налогового органа поддержали.

Результатом последовавшей выездной проверки этого же налогоплательщика за два года стало решение того же налогового органа, в котором налогоплательщику доначислен не только НДС, но и налог на прибыль по сделкам со спорными контрагентами (в том числе и по тем, что были выявлены ранее). Основания для доначислений не изменились.

Во второй раз налогоплательщик оспорил решение налогового органа только в части налога на прибыль. Основные аргументы были следующими:

— предыдущее решение судов не имеет преюдиции, поскольку глубина выездной и камеральной проверки различна, проверяемые периоды и спорные контрагенты не совпадают;[2]

Читайте так же:  Налоги при выплате дивидендов учредителю ооо

— речь идет о разных налогах, поэтому и законные требования к их исчислению различны;

— поддельные ветеринарные свидетельства, сопровождавшие груз, не означают отсутствие или некачественность самого сырья[3]; собственная и государственная ветеринарная службы подтвердили его надлежащее качество;

— представлены новые доказательства, на которые налогоплательщик не ссылался ранее (доказательства рыночной цены спорного сырья; внутренние документы, подтверждающие, что спорное сырье фактически было использовано при изготовлении реализованной пищевой продукции);

— неучет стоимости спорного сырья в затратах нарушает ст. 247 НК РФ (по сути инспекция облагает налогом на прибыль выручку без учета затрат на её получение).

Суд первой инстанции отказал налогоплательщику в удовлетворении требований и сослался на доводы судов из предыдущего налогового спора о нереальности спорных поставок, на правовые позиции вышестоящих судов по спорам о вычетах НДС. Суд отклонил довод налогоплательщика о применении п. 7 ст. 31 НК РФ (расчетный способ исчисления налога) со ссылкой на то, что эта норма применима к случаям отсутствия первичных документов, а не их недостоверности.

Суд апелляционной инстанции оставил без изменений решение суда первой инстанции.

Суд кассационной инстанции удовлетворил жалобу налогоплательщика и вернул дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции, обязав его проверить рыночность цен приобретения спорного сырья и применить п. 7 ст. 31 НК РФ. Но суд первой инстанции вновь отказал налогоплательщику, в основном повторив аргументацию своего предыдущего решения. Суд указал, что расчетный способ исчисления налога применяется только к реальным сделкам, а спорные сделки таковыми не были, «спорные услуги»[4] налогоплательщик мог исполнить и сам – решил суд. Вышестоящие инстанции на этот раз согласились с таким решением. Тот факт, что нижестоящие суды проигнорировали его указания, кассация оправдала тем, что «суды факта» реальности спорных сделок не установили, следовательно, и применять п. 7 ст. 31 НК РФ были не обязаны[5].

Дело № 2 «Налогоплательщик победил — второй круг на всякий случай»

Налогоплательщик использовал в своем бизнесе арендованные грузовые полувагоны. Налоговая инспекция в ходе выездной проверки пришла к выводу, что субарендодатели полувагонов – фирмы-однодневки. Не опровергая факта аренды, инспекция переквалифицировала сделку и доначислила налог на прибыль и НДС так, как если бы товар арендовался напрямую у арендодателя (владельца полувагонов). За надлежащую цену аренды была принята выручка от эксплуатации этих же вагонов, показанная в бухгалтерском и налоговом учете арендодателя.

Суд первой инстанции признал решение инспекции недействительным по следующим основаниям: цена аренды спорного имущества была рыночной, вменяемая налогоплательщику арендная плата не применялась арендодателем в реальных сделках, спорные субарендаторы не были подконтрольны налогоплательщику, налогоплательщик проявил осмотрительность при их выборе (инспекция не доказала, что налогоплательщик знал или должен был знать о нарушениях контрагентов). Это решение поддержал апелляционный суд.

Суд кассационной инстанции удовлетворил жалобу налогового органа и вернул дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции, предложив суду оценить доводы инспекции в совокупности, главным из них суд назвал наличие у спорных субарендаторов признаков фирмы-однодневки.

При новом рассмотрении дела налоговый орган представил в суд новые доказательства: протоколы повторных допросов полицией сотрудников арендодателя (владельца полувагонов),[6] которые изменили свои первоначальные показания[7] и указали на налогоплательщика как на организатора налоговой схемы притворной субаренды через подставных лиц.

Между тем, суд первой инстанции вновь удовлетворил требования налогоплательщика, оценив новые доказательства налогового органа как недопустимые, хотя и приобщил их в материалы дела. Суд апелляционной инстанции отменил это решение на основании имеющихся в деле доказательств. Суд воспроизвел доводы налогового органа и переоценил материалы дела с учетом этих доводов. Кассация оставила это решение в силе, сославшись на ч. 2 ст. 287 АПК РФ, ограничивающую полномочия кассационной инстанции по оценке доказательств. Довод налогоплательщика о недопустимых доказательствах суд отклонил со ссылкой на п. 2 Постановления Пленума ВАС РФ от 12.10.2006 № 53.[8]

Дело № 3 «Переоценка доказательств апелляцией и мнимая беспомощность кассации»

Бизнес налогоплательщика состоял в закупке нестроевого лесосырья для своего единственного и аффилированного с ним покупателя – завода по производству ДСП. Налоговая инспекция в ходе выездной проверки пришла к выводу, что часть поставщиков лесосырья – фирмы-однодневки. Не опровергая факта закупки спорного товара, его объема, качества и рыночности цены, инспекция отказала в вычетах НДС по спорным сделкам, ссылаясь на то, что поставку осуществляли не спорные поставщики, а неустановленные лица. Инспекция не спорила, что налогоплательщик сам себя лесосырьем обеспечить не мог.

Суд первой инстанции признал решение инспекции частично недействительным, ссылаясь на то, что законные основания для вычета НДС имеются, а невозможность поставок спорными контрагентами инспекцией не доказана, налогоплательщик проявил осмотрительность при выборе поставщиков и не имел каких-либо мотивов искусственно оформлять покупку лесосырья у них взамен покупки у «настоящих» поставщиков. Суд апелляционной инстанции отменил это решение в части, принятой в пользу налогоплательщика, переоценив доказательства, имеющиеся в материалах дела с учетом доводов налогового органа. При этом в трех судебных заседаниях судьи даже не открывали материалы дела, т.е. не исследовали имеющиеся в них доказательства.[9]

Суд кассационной инстанции оставил жалобу налогоплательщика по этому эпизоду без удовлетворения, сославшись на ч. 2 ст. 287 АПК РФ, ограничивающую его полномочия по оценке имеющихся в деле доказательств. Суд отклонил доводы налогоплательщика о нарушении судом апелляционной инстанции подп. 12 п. 2 ст. 271 АПК РФ о мотивированности судебного акта и ст. 10 АПК РФ, запрещающей суду ссылаться на доказательства, не исследованные непосредственно в судебном заседании.[10]

Что объединяет эти дела?

Анализ судебных актов по указанным делам объединяет нарушение судами алгоритма судебного следствия, предусмотренного Постановлением Пленума ВАС РФ от 12.10.2006 № 53. По делам о проверке обоснованности налоговой выгоды налогоплательщика арбитражным судам следовало установить:

— пороки в документах, предусмотренных налоговым законодательством и представленных налогоплательщиком (но в счетах-фактурах спорных контрагентов ошибок не обнаружено, ни в одном из дел почерковедческих экспертиз этих документов не проводилось, а показания руководителей – «отказников» не проверялись посредством иных доказательств, имеющих более высокую юридическую силу (выписки из ЕГРЮЛ, нотариально заверенные решение о создании юридического лица и подписи на банковской карточке, ответы налоговых органов на адвокатские запросы, получение зарплаты по банковской выписке движения денежных средств по счету и т.д.));

Читайте так же:  Акционер зао имеет право

— реальность спорных хозяйственной операции и отсутствие антиналоговой цели (во всех сделках деловая цель — получение прибыли достигнута, реальность сделок не опровергнута);

— подлинное экономическое содержание спорных сделок (во всех делах экономический анализ сделок не осуществлен, корректная налоговая реконструкция не проведена, рыночность цены спорных товаров и услуг не опровергнута);

— налогоплательщик знал или должен был знать об ошибках контрагентов (ни в одном из дел не доказано, что спорные контрагенты были основными, единственными или взаимозависимыми с налогоплательщиками).

Судами очевидно проигнорированы судебные ориентиры (правовые позиции) Конституционного, Высшего арбитражного и Верховного судов о том, что:

налогоплательщик не несет ответственность за действие всех организаций, участвующих в многостадийном процессе уплаты и перечисления налогов в бюджет;[11]

— порядок исчисления налога не зависит от мотива целесообразности совершения налогоплательщиком той или иной сделки, это недопустимо в публичных правоотношениях;[12]

— несмотря на сложность и непонятность для проверяющих договорных правоотношений, инспекция не выявила достоверно потерь бюджета в рамках сложившихся хозяйственных правоотношений;[13]

— не установлено, что налогоплательщик — бенефициар от спорных сделок с лицом, имеющим признаки «однодневки».[14]

Налицо очевидная «пробюджетная» тенденция разрешения налоговых споров судами[15]. При этом каждая судебная инстанция играет определенную роль. Значение «судов факта» (первая и апелляционная инстанции) по делам об оценке обоснованности налоговой выгоды заметно увеличилось. Соответственно, и судебные ошибки перешли из области права в область факта.

Суд первой инстанции в нарушение ст. 9, 10, 71, 200 АПК РФ воспроизводит позицию налогового органа, отказываясь от критической оценки его доказательств, зачастую не упоминая в решении неудобных доводов и доказательств налогоплательщика.

Суд апелляционной инстанции сохраняет в силе «пробюджетные решения» и, нарушая АПК РФ, берет на себя «грех» переоценки доказательств в «антибюджетных решениях», не испытывая особого риска, т.к. кассация качество такой переоценки уже не проверяет.

Суд кассационной инстанции «на всякий случай» возвращает на второй круг дела, где победу в споре одержал налогоплательщик и «не замечает» ошибок в оценке доказательств, допускаемых в пользу налогового органа «судом факта». Принципиальность кассации снизилась настолько, что она мирится даже с неисполнением нижестоящими судами ее собственных обязательных указаний (п. 2.1 ст. 289 АПК РФ), если это делается в пользу бюджета.

Единое свойство новой судебной практики по налоговым спорам – это отказ от презумпции невиновности налогоплательщика и переход к презумпции его виновности. Во всех рассмотренных делах налогоплательщики были вынуждены доказывать свою невиновность (достоверность документов по сделке, отсутствие у них антиналоговых целей, осмотрительность при выборе контрагентов) и даже предпринимали попытки обнаружить бенефициаров участия в их сделках фирм-однодневок. Но при отсутствии у них соответствующих административных полномочий и отсутствии у правоохранительных органов желания этих бенефициаров привлечь к соответствующей налоговой и уголовной ответственности, эта задача практически невыполнима.

Еще одно подтверждение

Наглядным доказательством обвинительного уклона судов в налоговых спорах выступает практика применения мер обеспечения (приостановления оспоренного ненормативно-правового акта до вступления в силу судебного акта, ст. 91, ч. 3 ст. 199 АПК РФ) по ходатайству налогоплательщика.

Данный институт в налоговых спорах обеспечивает реализацию конституционного принципа презумпции добросовестности налогоплательщика и служит защите его имущества от бесспорного взыскания в случае судебного спора.

Согласно п. 3 Постановления КС РФ от 17.12.1996 № 20-П, лишение налогоплательщика его имущества не будет расцениваться как произвольное в случае, если оно представляет собой законное изъятие, основанное на конституционной публично – правовой обязанности, что и надлежит выяснить арбитражному суду при рассмотрении соответствующего заявления налогоплательщика.

По спорам с налоговыми органами в Арбитражном суде г. Москвы за последние годы практика принятия обеспечительных мер практически прекращена (см. таблицу)[16]: получить у суда обеспечительные меры по спору с налоговым органом практически невозможно.

http://zakon.ru/Blogs/arbitrazhnyj_sud_kak_prikrytie_nalogovoj_prodrazverstki/81761

Топ-5 самых интересных налоговых споров за год

В 2017 году суды подтвердили, что ФНС России вправе в порядке ведомственного контроля отменять решения нижестоящих налоговых органов без обращения налогоплательщика, а Минфин может давать разъяснения налогового законодательства. Суды также пришли к выводу, что налоговая выгода признается необоснованной, только когда налоговая экономия приводит к негативным последствиям для бюджета. Эту судебную практику эксперты назвали позитивной, но были и негативные решения судов.

«Аквамарин»

Межрайонная инспекция ФНС № 7 по Костромской области провела камеральную налоговую проверку ООО «Аквамарин», в результате которой вынесла постановление о привлечении общества к ответственности. ООО «Аквамарин» было доначислено 10,8 млн руб. НДС, 473 677 руб. пеней за нарушение срока уплаты налога и 2,2 млн руб. штрафа. Кроме того, налоговая отказала обществу в возмещении 26,6 млн руб. НДС. Управление ФНС по Костромской области отменило вышеуказанное постановление, т. к. не была доказана согласованность действий общества и его контрагентов, направленная на получение необоснованной налоговой выгоды. ФНС России в порядке контроля за деятельностью управления отменила решение Управления ФНС по Костромской области и оставила в силе решение нижестоящей инспекции (п. 3 ст. 31 НК). Поводом для этого послужили сведения, полученные от МВД и ФСБ, о наличии возбужденных уголовных дел. Тогда ООО «Аквамарин» обратилось в суд, но три инстанции ему отказали (№ А40-101850/2016). Верховный суд подтвердил законность этих решений (см. «Верховный суд разобрался в правилах пересмотра решений ФНС»).

«В этом деле ВС указал на возможность вышестоящего налогового органа даже в отсутствие жалобы налогоплательщика отменить решение нижестоящего органа в рамках ведомственного контроля. При этом налогоплательщик в таком случае вправе обратиться за защитой своих прав в суд. Немаловажно, что вышестоящий налоговый орган вправе реализовать свои полномочия в пределах срока, предусмотренного для проведения мероприятий налогового контроля, а именно – в пределах трех лет, исчисляемых с момента окончания контролируемого налогового периода», – пояснил юрист АБ «Егоров, Пугинский, Афанасьев и партнеры» Торез Кулумбегов.

«Теперь стала возможной ситуация, при которой ФНС России вправе отменить решение УФНС субъекта об удовлетворении апелляционной жалобы налогоплательщика и оставить в силе решение инспекции о доначислении налогов и наложении штрафа», – сообщил юрист АБ «Казаков и партнёры» Алексей Аплекаев. «Таким образом, даже полное удовлетворение апелляционной жалобы налогоплательщика не является последней точкой в споре с налоговым органом, поскольку возможно возобновление казалось бы разрешенного спора по инициативе вышестоящего налогового органа. Только истечение срока на проведение выездных налоговых проверок по проверенному ранее периоду может гарантировать отсутствие претензий со стороны налогового органа», – заявила юрист АБ «Казаков и партнёры» Елена Муратова.

Читайте так же:  Документы для регистрации предприятия в россии

Юристы сошлись во мнении, что позиция ВС по этому делу имеет позитивное значение для защиты налогоплательщиками своих прав. «Тем более было издано письмо ФНС России от 11.10.2017 № СА-4-7/[email protected], в силу которого эта позиция должна быть доведена до территориальных налоговых органов», – подчеркнула руководитель Налоговой и административной практики ЮФ «Варшавский и партнёры» Владлена Варшавская. «По аналогии с указанным спором налогоплательщики в случае, если решением УФНС будет поддержана позиция территориальной инспекции, могут параллельно с обращением в суд направлять дополнительно жалобу в ФНС России. Эта жалоба не будет являться классической стадией досудебного апелляционного процесса, но вместе с тем позволит озвучить свои доводы на уровне ФНС России, и в случае положительного решения добиться хорошего исхода без рассмотрения дела в суде», – считает руководитель Департамента налоговой безопасности, международного планирования и развития «КСК групп» Роман Шишкин.

ООО «Спорткар-центр»

ООО «Спорткар-центр» – официальный дилер Porsche в России – сначала напрямую арендовало автосалон у собственника, а затем стало брать это же помещение и помещение в другом построенном здании в субаренду у ООО «Бизнессодействие». Налоговая посчитала, что ООО «Спорткар-центр» могло заключить аренду напрямую с собственником, а включение ООО «Бизнессодействие» в схему арендных отношений повлекло необоснованное увеличение арендной платы. Поэтому ФНС доначислила арендатору налог на прибыль и НДС. «Налоговые органы и суды по-прежнему нередко реагируют лишь на внешние признаки налоговых злоупотреблений, такие как непонятные операции, признаки фиктивности поставщиков, не выясняя, имеются ли в действительности потери бюджета», – сетует руководитель аналитической службы «Пепеляев групп» Вадим Зарипов.

Однако ВС с налоговиками и нижестоящими судами не согласился и направил дело на новое рассмотрение (см. «Верховный суд поддержал компанию-налогоплательщика в споре с ФНС на 15 млн руб.»). Во время него суды разрешили спор в пользу налогоплательщика (№ А40-230712/2015). «Теперь можно ожидать снижения числа претензий в случае, когда все контрагенты налоги уплатили, но налоговый орган полагает, что договорные отношения могли сложиться иначе», – уверен менеджер Департамента налоговых споров ФБК Михаил Голованёв.

«Речь о необоснованной налоговой выгоде может идти только тогда, когда налоговая экономия приводит к негативным последствиям для бюджета. Подтверждение этого стало важнейшим моментом. По идее, если негативных последствий для бюджета нет, анализ взаимозависимости, экономической целесообразности и рациональности субарендных отношений становится излишним. Хотя коллегия проверила и эти второстепенные факторы, самое главное в решении высшей судебной инстанции – фиксация знака равенства между необоснованной налоговой выгодой и потерями бюджета», – считает старший юрист «Мозго и партнеры» Елена Черкасова.

АО «Флот Новороссийского морского торгового порта»

«На практике приходится сталкиваться с тем, что НК содержит множество положений с широкой формулировкой, толкование которых судами меняется время от времени. Важно, что позиция КС универсальна и позволяет защитить добросовестного налогоплательщика в случае внезапного изменения судебной практики», – отметила юрист ЮБ «Мозго и партнеры» Ольга Насонова. «Постановление КС внесло ясность, стоит ли ссылаться на отказные определения в обоснование своей позиции», – заявил Голованёв.

ООО «Континентал Тайрс Рус»

ООО «Континентал Тайрс Рус» предоставляло своим покупателям (розничным продавцам) значительные отсрочки по оплате товара, притом что расчеты с поставщиками происходили на регулярной основе. Для покрытия образующегося кассового разрыва налогоплательщик привлекал займы от зарубежной материнской компании. Налоговая сочла это нарушением, суды с ней согласились (№ А40-251161/2015). Они пришли к выводу, что налогоплательщик не имел экономических причин для привлечения заемных средств, а целью получения кредитов от иностранного аффилированного лица был систематический вывод денег за рубеж (см. «Суды сочли нецелесообразным привлечение дочерних займов для покрытия кассового разрыва»).

«Оценку деловой цели суды подменили оценкой целесообразности действий налогоплательщика и тем самым грубо вмешались в его работу. Займы привлекались для покрытия кассовых разрывов, объективно возникающих в связи с предоставлением отсрочек независимым дилерам. Это опасный прецедент недопустимого вмешательства налоговых органов и судов в принятие компаниями управленческих решений, а также попытка девальвировать определение КС № 320-О-П», – считает Зарипов. «Это дело подтверждает постепенно складывающийся негативный подход к оценке структур, связанных с привлечением заемных средств от аффилированных компаний. Уверен, такой подход сохранится и в 2018 году», – заявил партнер, руководитель практики разрешения налоговых споров в России Ernst & Young LLC Алексей Нестеренко.

ООО «Аукционная компания Союзпушнина»

ООО «Аукционная компания Союзпушнина» перечисляло дивиденты кипрской компании. ФНС решила, что кипрская компания является кондуитом, не осуществляет реальной экономической деятельности, а перечисление дивидендов носит транзитный характер. По мнению налоговой, такая схема использовалась обществом в целях применения пониженной налоговой ставки, поскольку между Россией с Кипром заключено соответствующее двустороннее соглашение. Арбитражный суд города Москвы и 9-й арбитражный апелляционный суд согласились с мнением ФНС. Суды посчитали, что компания должна не только указать реального бенефициара и подтвердить его статус, но и представить достаточные доказательства перечисления денег именно физическому лицу. В противном случае, если деньги до бенефициара в силу разных причин не дошли, то и права на применение льготной ставки у налогоплательщика не имеется (№ А40-73573/17).

«Примечательным в этом деле является тот факт, что компания «АК «Союзпушнина» и ее юристы скорректировали довольно распространенную в налоговых спорах тактику по доказыванию самостоятельности компаний, получающих дивиденды, и наличию у них полномочий по распоряжению полученным доходом. Они уже по сути не спорили с тем фактом, что промежуточная кипрская компания является технической компанией. Они пытались доказать, что фактическим получателем дохода является физическое лицо – налоговый резидент РФ, в силу чего должна подлежать применению ставка НДФЛ в размере 9%», – объяснил руководитель проектов Бюро присяжных поверенных «Фрейтак и Сыновья» Кирилл Данилов.

Видео (кликните для воспроизведения).

http://pravo.ru/review/view/147063/

Обзор арбитражной практики по налоговым спорам
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here